Горная подготовка подразделений

Горная подготовка подразделений

Горная подготовка подразделений

Автор: Инструктор Слон.

Он же на фото.

Скажу несколько слов о том, какие проблемы с горной подготовкой подразделений различной подчинённости существуют сегодня в Казахстане.

В принципе можно было бы ограничиться одной фразой: почти полное отсутствие прикладного характера этой самой подготовки. Но думаю, надо немного расширить тему.

Итак. На протяжении почти двадцати лет мне приходилось либо непосредственно участвовать (либо наблюдать «в упор») в подготовке бойцов самых разных подразделений. За редким исключением обучение сводится к спортивной альпинистской подготовке. Проводят её часто высококлассные спортсмены, большинство из которых я знаю или даже нахожусь в дружеских отношениях. Нисколько не умаляя их личных профессиональных качеств, с уверенностью могу сказать, что такой формат является недостаточным. Полезно – бесспорно. Но мало для решения задач, стоящих перед вооружёнными людьми.

Коротко о себе. Вопрос о том, стану я или не стану кадровым офицером, не стоял, по-моему, уже в детстве. В горы я попал в 9 лет и влюбился. Благодаря своему отцу первую «единичку» прошёл в 10 лет. Расположение лагеря, из которого я делал первые шаги, в районе наряжённых боёв 42-43 годов на Западном Кавказе позволило мне с детства воспринимать горы как театр боевых действий. Историю войн и спецопераций в горах изучал жадно и с большим удовольствием. К своему «лейтенантству» пришёл уже с определённым взглядом на вопросы применения горных подразделений. Окончательно в моей голове сформулировалась концепция после недолгого и случайного, но очень плодотворного общения с офицерами-десантниками, находившимися в очень хитрой командировке на Байконуре в декабре 1986 года. Некоторые из них прошли Афганистан, и их опыт был более чем красноречив.

Итак. Для объяснения недостатков работы с гражданскими (или только номинально военными, из ЦСКА) инструкторами я изобрёл формулу: давайте посмотрим, что получится, если сборную СССР по хоккею будет тренировать Ирина Роднина; лёд, бортики, коньки одинаковые, а вот клюшки, шайбы и ворот нет. В нашем случае различия начинаются также с первых шагов: разные целевые установки. За всю историю войн вершины, в альпинистском понимании этого слова, практически никогда не использовались в качестве объекта, участвующего в тактической картине. Незачем. Гребни, перевалы, проходы, отдельные элементы всех форм горного рельефа – да. С этого и начинается «разбег». Упрощаю: альпинист должен достичь вершины по определённому маршруту с различными обременениями (время, зачёт, запрет на выход и т.д.); воин идёт убить (блокировать, разведать, взорвать, захватить…), и выбор его маршрута только отчасти зависит от альпинистских правил; на них накладываются требования видеть, но быть невидимым, сохранить силы и средства для собственно задачи, выжить максимальному количеству людей в случае внезапного нападения, доставить на «точку» необходимое вооружение, быть готовым в любой момент вести боевые действия. Это особенности только собственно передвижения. Но для ведения боя нужно ведь ещё учить личный состав оборудованию позиций, практическому применению стрелкового оружия, гранат и артиллерии, выживанию в экстремальных условиях. На личном опыте убедился, что даже офицеру-преподавателю кафедры тактики сложно составить «карточку огня» в горах. В ВУЗах не учат даже основному отличию системы огня в горах от равнинной системы: эшелонированию огневых средств по вертикали. В качестве хорошей иллюстрации к тому, как надо работать, всегда советую посмотреть 8 минут ролика (с 24-ой минуты): https://www.youtube.com/watch?v=DWTmXmqWjhU А теперь подумайте, что полезней: пару раз сделать такое или на десяток восхождений сходить?

Я только обозначил проблему. Нужно добавить, что она далеко не нова. Тем, кто хочет серьёзно подойти к вопросу прикладной горной подготовки, очень советую потратить ещё пару десятков минут. Чтоб в теме быть: http://nvo.ng.ru/notes/2009-12-04/16_specnaz.html Как готовить высокогорный спецназ: https://www.youtube.com/watch?v=oH7zQ2Hnb88 Ударная сила – высокогорный спецназ.

Размышляя о том, что мне сказать в ответ на просьбу что-нибудь опубликовать, я пришёл к выводу, что это может стать началом диалога с заинтересованными людьми. Тема очень обширна, чтобы как-то сразу свести это в единый документ (для этого надо писать новое «Руководство по ведению боевых действий в горах»). Но, пожалуй, сразу обозначу несколько вопросов, которые мне часто задают.

  1. Как быть с тем, что моё обучение спуску «дюльфером» противоречит нормам безопасности альпинизма?

На самом деле это касается не только «дюльфера». Но ответ у меня одинаков. Лейтенант, отрабатывающий со своими бойцами преодоление водной преграды с оружием и в обмундировании, не является Мастером Спорта или тренером по плаванию. Ему не требуется спортивная квалификация. И его бойцы могут погибнуть при обучении. Право обучать ему даёт Закон. Он репетирует убийство. Но желательно, чтобы его бойцы остались живы. Желательно! А вот противник должен умереть. И поэтому нечего слюни распускать – надо учить эффективным способам убийства. Если для выполнения этой задачи надо пренебречь правилами «спортивной безопасности», значит пренебрегаем. К счастью никто не привязывает к спорту штурм здания или десантирование по верёвкам с вертолёта, боевое гранатометание или преодоление огневой полосы, рытьё одиночного окопа для стрельбы лёжа или маршбросок с полной выкладкой.

Как выйти из сложившейся ситуации? Самый быстрый способ на местах, пока не появятся руководящие документы, смена заголовков в программе боевой подготовки. Например, разбить на куски. Типа, ведение огня группой в условиях значительного превышения цели; учебное гранатометание на склоне с крутизной 30 градусов; оборудование позиции снайпера на берегу реки; особенности боевого охранения на сильно пересечённой местности и т.д.

  1. Какой объём подготовки?

На мой взгляд, за основу вполне можно брать программу работавшей в горах Заилийского Алатау Всесоюзной Школы Инструкторов Горно-Стрелковой Подготовки (ВШИГСП). Расчасовку можно корректировать, но комплексность охватываемых учебных тем и способы их реализации надо брать на вооружение. В то время путь решения проблемы диктовала война, а она – лучший учитель.

  1. На чём нужно делать особый акцент?

Я искренне считаю, что самый эффективный способ для завершения курса подготовки – тактические игры на реальном рельефе. Ну не заменит и сотня восхождений пары тройки «войнушек».

  1. Как экономить время?

Все «азы» надо давать на «базе». Глупо тратить время высокогорного выхода на обучение узлам, организации переправ и вертикальных полиспастов, работе «боевой связки», первичному обучению «дюльфера» или установке палатки.

  1. Где найти инструктора?

Идеальный вариант – готовить собственных инструкторов, которые и будут создавать программы подготовки. Самый очевидный путь – это путь, по которому в 2017 году пошла Академия погранвойск. Группу офицеров профильных специальностей (тактики, огневики, физ) надо отправлять в спортивные альпинистские организации для получения разрядов по спорту. Без базовых знаний и навыков всё равно никуда. На мой взгляд, не обязательно стремиться к получению этими офицерами инструкторской квалификации, вполне достаточно II спортивного разряда по альпинизму. Вот эти офицеры, с самого начала понимая разницу в стоящих задачах, должны адаптировать получаемые навыки под своё прикладное направление.

В дальнейшем надо работать с личным составом без всяких оглядок на спортивные правила. Надо ломать стереотипы. Ещё раз подчеркну: нет КМС-а по захвату здания, как на гражданке нет разрядников в промышленном альпинизме. И ещё: в высокогорной зоне личный состав по возможности должен жить с оружием. Именно жить: пить, есть, спать, ходить за водой. Занятия же на рельефе без оружия и без учёта тактических особенностей – это просто даром выброшенное время. Только постоянное нанизывание нюансов личного опыта на одну нитку приведёт к созданию грамотно функционирующей боевой системы – «человек-снаряжение-оружие-горы».

  1. Что упускает стандартная горная подготовка?

Кроме выполнения стандартных приёмов передвижения по различным формам горного рельефа (от крутых скал до долинных высокогорных дорог), учитывая специфику конкретного подразделения, добавлять надо инженерную, автомобильную, вьючную, топографическую подготовку. Даже у последней существует огромная специфика: в высокогорье самые подробные топографические карты не смогут соперничать с грамотной схемой или «поднятой» картой. Не говоря уже о том, что только рекогносцировка на местности может дать понимание конкретной орографии, наличия мёртвых зон и участков их перекрытия. Только после этого речь может идти о грамотном обустройстве, например, НП или огневых позиций. Очень полезно проводить сравнение времени прохождения одного и того же участка «спортивной» группой и подразделением, развёрнутым в боевой порядок. Это помогает в приобретении навыка понимать свои возможности.

Насколько мне известно, в Казахстане в условиях высокогорья, то есть в сильно разреженном воздухе, боевые стрельбы не проводятся. Максимальные возможности есть на стрельбищах с мишенями на больших углах превышения. Но этого мало. Внешнюю баллистику надо прочувствовать. Стоит поучиться, например, у 34-ой отдельной мотострелковой горной бригады ВС РФ, которая стреляет даже из миномётов под вершиной Эльбруса.

В завершение хотелось бы сказать, что при стремлении «заточиться» не на галочку в отчёте, а на достижение реального результата в боевой подготовке, всегда можно найти пути преодолеть бюрократические «рогатки», проблемы удалённости горных районов от мест постоянной дислокации и практически полное отсутствие единых руководящих документов.


Комментарии: